«Его главным преимуществом перед конкурентами было то редкое обстоятельство, что
он в первую очередь думал о государственных интересах и практически забывал о себе. Это была какая-то почти одержимая самоотверженность»

Юрий Курин
Президент Фонда

Проект к 80-летию Ножикова Ю.А.

demo demo
demo demo

Круглый стол "Уроки августа 1991 года: взгляд из Иркутска"

Среда, 21 Август 2013 06:21

21 августа в редакции газеты "Комсомольская правда" состоялся круглый стол на тему «Уроки августа 1991 года: взгляд из Иркутска». 

В дискуссии участвовали непосредственные участники события, занимающие высокие должности в августе 1991 года и приближенные к губернатору Иркутской области на тот момент Ю.А. Ножикову. 

Организатором мероприятия выступили Фонд по сохранению памяти и развитию наследия Ю.А. Ножикова и ИГОО «Клуб молодых ученых «Альянс». 

В рамках дискуссии обсудили следующие темы: «События августа 1991 года через призму двух десятилетий», «19-21 августа 1991 года: как это было в Иркутске?», «Россия-2013: что приобрели, что потеряли?». 

«У каждого было свое 19 августа», - так определили на дискуссии. Участники поделились воспоминаниями о том, как они пережили этот день в Иркутске, когда группа руководителей СССР во главе с вице-президентом Геннадием Янаевым и председателем КГБ Владимиром Крючковым отстранила от власти президента Михаила Горбачева и объявила о передаче власти образованному ими Государственному комитету по чрезвычайному положению.

Виктор Игнатенко, доктор юридических наук, председатель избирательной комиссии Иркутской области, в 1991 году – председатель Иркутского областного совета народных депутатов: Помню, 19 августа в 9 утра у нас была планерка, радио было выключено. До завершения планерки мне принесли записку «Надо включить радио». В 11 часов позвонил Юрий Абрамович, сказал, что нужно встретиться, обговорить все события. Во второй половине дня все пытались выяснить, что случилось с Горбачевым. Вечером мы обсудили все вопросы, договорились о единой позиции - ГКЧП не поддерживаем, формально они противоречат конституции. Сегодня нам легче рассуждать об этом, в доступе больше информации, открыты архивы, прошло двадцать два года с того дня, но некоторые вещи остаются для меня необъяснимыми. Ситуация на тот момент была непростая. По области четверть городских советов поддержала ГКЧП. Но потом они увидели, какие события происходят в дальнейшем.

Сергей Шмидт, кандидат исторических наук, доцент кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ: Я тогда закончил 3 курс исторического факультета и пошел работать проводником, в день 19 августа находился в поезде. Странная обстановка была в поезде, ходили слухи, что в Иркутске установлен комендантский час. Позже сообщили, что к власти пришли здоровые силы и порядок постепенно восстанавливается. 

21 августа в политехе проходил концерт Бориса Гребенщикова. Полный аншлаг, и тут появляется человек, который обращается к молодежи и предлагает ехать на площадь защищать Ножикова. Мой приятель как раз вернулся из Серого дома, он стал кричать Гребенщикову, что ситуация стабилизировалась. В итоге все спокойно дослушали концерт.

Олег Желтовский, главный редактор газеты «Советская молодежь»: В то время активно работала комиссия, мы принимали в ней участие, сверху было много устных распоряжений. Мы узнали о произошедшем часов в 10 утра. Сразу пошло очень много слухов. У нас отключили телефоны, кроме одного, который потом не сразу заработал в приемной. Стали собирать всевозможную информацию. Точно могу сказать, что было распоряжение, чтоб «Советская молодежь» не выходила. Тираж был 160 с лишним тысяч экземпляров, авторитет газеты был большой. Я пришел к рабочим, мы провели небольшой митинг. Договорились, что они не выпускают ни одной газеты, если не выходит «Советская молодежь». Мы подготовили заранее полосу, чтоб выпустить хотя бы листовку. Я назначил на всякий случай человека, исполняющего обязанности редактора в случае чрезвычайной ситуации. 

Юрий Курин, президент фонда Ю.А. Ножикова заслуженный юрист РФ, в 1991 году – заместитель главы администрации Иркутской области: Это было зловещее время. Утром мы провели планерку. Я захожу в Серый дом - тишина. В 11 часов (в Москве в 6 утра) стали передавать, что установлен режим чрезвычайного положения. Нам поручили делать документы, координируя действия с Областным советом. Во второй половине дня Ножиков назначил заседание Облисполкома. Надо было принимать коллегиальные решения. Только два человека проголосовали против нас.

Шла расследовательская деятельность ГКЧП. Президент издал указ о том, чтобы во всех субъектах федерации сформировали комиссию и проверяли, кто чем занимается. Коллектив КГБ раскололся на два лагеря. Если глобально оценивать события ГКЧП, Ельцин упустил в то время свои возможности. Во время ГКЧП и несколько дней после все работали правильно, но потом стали нарушать дисциплину. До 1993 года в стране никто толком ничего не делал, наступил хаос, историческая возможность была упущена.

 

Фото: Яны Ушаковой