«Его главным преимуществом перед конкурентами было то редкое обстоятельство, что
он в первую очередь думал о государственных интересах и практически забывал о себе. Это была какая-то почти одержимая самоотверженность»

Юрий Курин
Президент Фонда

Проект к 80-летию Ножикова Ю.А.

demo demo
demo demo

Круглый стол "20 лет решению Конституционного суда России по вопросу независимости энергосистемы Иркутской области: значение региона вчера и сегодня"

Среда, 11 Сентябрь 2013 06:19

10 сентября 2013 года исполнилось двадцать лет решению Конституционного суда Российской Федерации о неконституционности Указа президента РФ от 15 августа 1992 года «Об организации управления электроэнергетическим комплексом Российской Федерации в условиях приватизации». Это решение позволило энергосистеме Иркутской области сохранить свою относительную независимость и создало уникальные условия для региональной экономики. Участники событий, принимавшие непосредственное участие в судебных заседаниях и готовившие обоснование позиции областной администрации, собрались за круглым столом и обсудили последствия принятого решения.

В круглом столе приняли участие бывший председатель Иркутского областного Совета народных депутатов Виктор Игнатенко, экс-заместитель губернатора Юрия Ножикова по правовым вопросам, президент Фонда Ю.А. Ножикова Юрий Курин, экс-генеральный директор ОАО Иркутскэнерго, заслуженный энергетик РФ Виктор Боровский и другие эксперты.

Открыл встречу рассказ Виктора Игнатенко, который в момент подписания указа находился в отпуске в Амурской области и ввиду отсутствия в то время чего-либо более сложного, чем стационарный телефон, узнал о происходящем довольно поздно. Сразу после возвращения в Иркутск Виктор Игнатенко принял участие в совещании областного руководства, сформулировавшего единую позицию по поводу этого указа. Суть этой позиции была предельно проста: в области находится слишком много энергоемких производств, чтобы согласиться на предложенный  вариант акционирования энергосистемы и фактическую утрату контроля за отраслью со стороны областных властей. Географическое положение области почти в центре Евразии в сочетании с экспортной ориентированностью продукции означает, что у экономики региона должен быть хоть какой-то козырь в виде тарифа на электроэнергию — иначе товары станут неконкурентоспособными.

Отдельную проблему представляли отношения между энергетикой в целом и теплоэнергетикой. Попытки разорвать отношения между частями единого комплекса к тому моменту уже были известны и приводили только к проблемам. Поэтому администрация Иркутской области выступала против того, чтобы убыточную и социально значимую тепловую энергетику отправляли в автономное плавание свободного рынка. Начались переговоры между областной администрацией и правительством Российской Федерации, причем федеральную точку зрения отстаивал лично Виктор Черномырдин. В личном архиве Виктора Игнатенко хранятся несколько протоколов, отражающих всю сложность и напряженность борьбы, — часто в этих протоколах говорится, что стороны не пришли к единому мнению. Администрация области пыталась искать союзников в других регионах, однако Татарстан, которым руководил Ментимир Шаймиев, провел акционирование самостоятельно и без оглядки на федеральный центр, а союзником области оказался только Красноярский край.

Виктор Игнатенко в общении с федеральными чиновниками пришел к выводу, к которому он постарался склонить и главу администрации Юрия Ножикова: на политическом поле переиграть президента Ельцина невозможно, но остается Конституционный суд. После консультаций с рядом экспертов Виктор Игнатенко принял участие в первом в своей жизни судебном заседании — и сразу в Конституционном суде.

— Спор шел об экономических основах федерализма, — вспоминает доктор юридических наук Игнатенко. — Это был первый процесс такого рода, но не последний. Я хорошо помню, как волновался в суде Виктор Митрофанович Боровский, который говорил о технологических процессах; помню выступление Юрия Абрамовича Ножикова, говорившего об экономике. Нельзя забыть наши консультации по самому широкому кругу вопросов с различными экспертами — мы даже энергетическое законодательство отдельных штатов США просмотрели. Процесс шел несколько дней, а мы все это время жили в гостинице «Россия». Последнее заседание, которое вел Валерий Зорькин, перенесли на несколько дней раньше от назначенной даты. Я, как всегда, записывал его слова, чтобы потом осмыслить и использовать, но когда он сказал: «Указ президента признать неконституционным…», то сразу записывать перестал — все равно этот документ должен был стать историческим. Сразу пошел в  канцелярию и потребовал выдать мне этот документ в письменном виде.

Рассмотрение дела в Конституционном суде показало региональному руководству: в области есть интеллектуальный потенциал, но в деле правового обеспечения, в деле юридического обоснования позиций администрации область сильно отстает. Именно после этого Юрий Ножиков подписал распоряжение о создании Института регионального законодательства, ставшего образцом для еще четырех таких же институтов в других регионах. Главный аргумент администрации области заключался в том, что разграничение прав государственной собственности является предметом совместного ведения федерального центра и региона. Эта формула позднее была включена в федеративный договор и Конституцию РФ, а придумана именно в Иркутске. Для этого, правда, пришлось уговаривать руководителей регионов и подписывать дополнительные протоколы к федеративным договорам, но все трудности были преодолены и позволили в конечном счете достичь успеха.

— Однажды, когда Юрий Абрамович был уже на пенсии, — вспоминает Виктор Игнатенко, — мы с ним встретились, вспоминали прошлое, и он мне сказал: «Если однажды нас спросят, что мы сделали во власти, мы сможем в ответ спросить: а какие тарифы вы платите за электроэнергию? Одно это оправдывает нашу деятельность, все эти мучения и битвы».  К сожалению, некоторые позиции были позднее утрачены, но если бы мне надо было повторить те события, я бы действовал точно так же. Но повторить их я бы не хотел…

Юрий Курин напомнил собравшимся о других датах, которые надо бы отметить в 2013 году, — в том числе 20-летие Конституционного совещания и 20-летие принятия Конституции РФ на всенародном референдуме.

— Не зря мы тогда уцепились за вопросы энергетики. У нас обстановка такова: кто владеет энергетикой, тот и владеет Иркутской областью. Что бы ни происходило в последние годы — борьба за пост губернатора, борьба за пост спикера, борьба за пост руководителя регионального отделения «Единой России», все это происходило в свете интересов энергетической отрасли. Мы все понимали, что нельзя оставлять без внимания энергетику.

Юрий Курин напомнил, что позиция руководства региона была подкреплена не только юридическими и техническими аргументами, но и мнением жителей области. Каждый сотрудник администрации и руководители областного совета выступали перед научными и трудовыми коллективами, разъясняли позицию области в энергетическом споре и оформляли решения этих собраний в виде резолюций. Все эти резолюции позднее были приложены к заявлению, поступившему в Конституционный суд, и стали одним из тех «грузиков», которые смогли перетянуть чашу весов Фемиды в пользу области. Область была — пусть в своеобразной форме – консолидирована, и эту единую позицию смогли предъявить федеральному правительству.

— Как ни странно, на нашей стороне оказались в то время и ведущие олигархи, за исключением разве что Березовского, который занимался другими делами, — вспоминает Юрий Курин. — И как только состоялось решение Конституционного суда, так сразу началась скупка акций у рядовых акционеров и все остальное.

Девяностые годы прошли для Иркутской области «сравнительно безболезненно» именно потому, что была самостоятельная тарифная политика, а если сейчас жители Иркутской области не чувствуют себя лучше по сравнению с жителями других регионов, то это именно потому, что «маржу»  «кто-то присваивает», и надо бы разобраться — кто и когда.

— Я не думаю, что правительство области и Законодательное собрание нужно оставлять наедине с этими проблемами. Мне кажется, что общественность Иркутской области должна держать эту тему под своим постоянным контролем.

Участники круглого стола весьма эмоционально обсудили проблемы научного сопровождения работы энергетики, формирования долгосрочных программ развития отрасли и самое главное — исполнения органами власти рекомендаций ученых и экспертного сообщества. Виктор Боровский, прошедший все стадии, какие только можно представить (он был и руководителем Иркутскэнерго, и председателем Законодательного собрания, и экспертом по отрасли), привел в качестве примера того, что могло случиться в 1993 году, энергосистему Красноярского края. Там руководство оказалось не столь последовательным, как в Иркутской области, в результате чего энергетические предприятия акционировали не как составные части единой схемы, а как самостоятельные предприятия. Сразу после этого тариф на электроэнергию вырос в два раза, целостность системы была разрушена.

Как ни странно, но даже руководители отдельных иркутских ГЭС (о ТЭЦ речь и не шла, они как никто понимали важность сохранения единой системы) отказались акционироваться самостоятельно. Возможно, сыграла свою роль как раз судьба красноярской энергосистемы, о которой в то время уже знали.

— Если отталкиваться от того периода, когда я уходил с поста директора Иркутскэнерго,  и увеличивать тот тариф строго на величину инфляции, сейчас мы бы имели тариф для населения всего 25 копеек, — подсчитал Виктор Боровский. — Если бы тарифы росли на 15 процентов в год, то сейчас был бы тариф 50 копеек. Нужно разобраться, когда и почему руководство области утратило данное ему преимущество.

Участники круглого стола не могли не согласиться с этим заявлением, тем более что в Комитете по энергетике Государственной думы сейчас работают уже четыре депутата, представляющие именно Иркутскую область. Имея такой ресурс, губернатор — разумеется, с привлечением экспертов — сможет не только составить ясное представление о положении дел, но и повлиять на ситуацию в положительную для населения сторону.

 

Арнольд Ларионов, Байкальские вести